Слухи о закрытии Турции в июле для туристов из России появились в СМИ

Слухи о закрытии Турции в июле для туристов из России появились в СМИ

В Турции призвали принять более строгие меры к туристам из России

Российские туристы переживают что в конце июля – начале августа Турцию могут закрыть для «нашего брата». Именно такие новости появляются все чаще в прессе в последнюю неделю. Курортный сезон вновь под угрозой, но в этот раз не российские власти будут закрывать границы, а сама турецкая сторона. Там призывают ужесточить меры, применяемые именно к российским туристам или вовсе закрыть границу. В стране винят наших туристов в резком росте числа заболевших коронавирусом…

Закроют ли Турцию в июле-августе, последние новости на 26 июля

Минздрав Турции сообщил в субботу о 12 381 новом случае заражения коронавирусом, что стало самым высоким суточным показателем для республики с 12 мая. Минздрав страны выражает серьезное беспокойство об эпидемиологической безопасности своих граждан, и призывает власти действовать активнее в отношении туристов.

Глава Союза инфекционистов Турции Мехмет Джейхан в субботу, 24 июля, призвал «ужесточить меры по отношению к российским туристам» из-за роста заболеваемости коронавирусом в стране.

«С одной стороны, мы должны быть вакцинированы, с другой — государство должно применять некоторые ограничения, а население должно строго соблюдать масочный режим и социальную дистанцию. По отношению к туристам из России необходимо принять более строгие меры. Иначе остановить рост заболеваемости не удастся», — написал Джейхан в Twitter.

При этом он не уточнил, почему эти меры должны применяться только в отношении туристов из России. Пока официальные лица не озвучивают предварительные даты закрытия границы для туристов из РФ.

Мнение экспертов о возможности закрытия Турции этим летом

Основатель турагентства Полина Гербер сомневается, что Турция полностью закроет границы для туристов до конца летнего сезона 2021 года.

«Я считаю, что число заболевших будут сдерживать до последнего. И если не удастся прекратить рост инфицирования, то Турцию могут снова закрыть, но не раньше середины осени», — заявила Гербер «Известиям» 19 июля.

По мнению Гербер, полное закрытие границ для туристов прежде всего не выгодно экономически. Кроме этого, в Турции очень хорошо соблюдаются меры безопасности, отметил эксперт.

19 июля министр культуры и туризма Турции Мехмет Нури Эрсой заявил, что власти республики не исключили закрытие страны для иностранных туристов в случае роста распространения штамма коронавируса «Дельта». По его словам, на данный момент ситуация с распространением COVID-19 является «нормальной».

«Худшие туристы — арабы и поляки». Исповедь управляющей турецким отелем

Халида А. почти 10 лет проработала в турецких отелях — сначала на пляжном курорте Кемер, потом в Стамбуле. Об отношении туристов и к туристам, об уловках, на которые идут отельеры, чтобы заработать побольше, о состоянии туротрасли Турции она рассказала АиФ.ru.

Про переезд в Турцию

В Кыргызстане, где я родилась, работу найти непросто, особенно женщине. У нас принято считать, что женщина должна рожать детей и сидеть дома, вести хозяйство. Я и детей рожала (у меня две дочери), и хозяйство вела, но я всегда хотела работать и приносить деньги в семью — дома сидеть в четырех стенах для меня невыносимо.

В своем родном городе у меня не было постоянной работы, и платили очень мало, и я в 2000-х уехала в Москву. Работала в продуктовом магазине, там же жила, бывало, что неделями работала без выходных. На себя деньги почти не тратила (у меня попросту не было времени на это) и весь свой доход я отправляла домой. Тогда киргизам было сложнее, чем сейчас, официально находиться в России, не было Таможенного союза. Я работала нелегально, и меня депортировали.

Когда я вернулась в Кыргызстан, знакомые предложили мне поработать горничной в Турции. Поскольку приличной работы и зарплаты в моем городе мне не светило, я согласилась.

Про работу в отеле и про обман туристов

Свою гостиничную карьеру я начинала в трехзвездочном отеле в Кемере. Первые четыре месяца я убиралась в номерах. Это адский труд, несмотря даже на то, что после отъезда гостей мы не мыли ванную и душ, не начищали до блеска унитаз. Уборка санузлов проводилась раз в две недели, раз в месяц, в зависимости от степени загрязнения. Причем это был не мой каприз и не моих коллег, это было распоряжение хозяина — ведь если бы мы еще и стаканы, тарелки и санузлы чистили, ему пришлось бы платить больше.

Я понимаю, что это неправильно, но попробуйте хотя бы пропылесосить 30 номеров по 20 метров, у вас все тело ломить будет, и вы не пойдете из энтузиазма драить санузел. А горничные не только пылесосят, они вытирают пыль с мебели, меняют постельное белье, обязательно надо заглянуть под кровать и в другие укромные места — не забыли ли постояльцы там свои купальники или пустые бутылки.

Всем, кто заселяется в недорогие гостиницы, я могу посоветовать принимать душ в резиновых тапочках или использовать противогрибковое средство.

В нашем отеле не было системы «все включено», был полупансион — завтраки и ужины. У хозяина был брат фермер, продукты для питания закупались у него, это были очень качественные, свежие, вкусные продукты. Бывало, что те блюда, которые не съедались вчера, мы перекладывали на сегодняшний шведский стол. Разумеется, никаких заветренных салатов или надкусанных персиков не было. Мы же дома не выбрасываем на помойку блюда, которые приготовили вчера, так что же плохого в том, чтобы в отеле эти продукты использовались снова?

Я знаю четыре языка — русский, киргизский, английский и турецкий. Благодаря этому я быстро получила место на ресепшне. Если вы думаете, что это простая работа, сиди себе и улыбайся посетителям, вы ошибаетесь. Ситуации бывают разные, а люди в отпуске, они не хотят проблем, они хотят отдыхать, и если у них в номере вдруг появились комары, они могут устроить скандал. Тут нужно иметь железные нервы, чтобы по сто раз за день выслушивать жалобы и не срываться.

Со временем я научилась уже по внешнему виду семьи определять, будут с ними неприятности или нет. Проблемных туристов я селила в неважные номера с видом во внутренний двор или с плохой акустикой. Получить ключ от нормального номера можно было только заплатив за него пару долларов, но я никогда не клянчила денег, такие премии были всегда инициативой гостей.

В Кемере я проработала четыре года. Потом мне написала моя приятельница, что у них в отеле в Стамбуле освободилась вакансия управляющего. По деньгам эта работа была выгоднее, плюс я хотела, чтобы мои дети получили образование в Стамбуле, а я была бы рядом.

В этом сезоне россияне вновь смогли посетить теплую Турцию.

Новый отель не сотрудничал с туристическими фирмами, гости приезжали к нам самостоятельно, бронируя номера в интернете. Нам приходилось оставлять лестные отзывы о гостинице. На одних сайтах это можно было сделать, просто зарегистрировавшись, на других право оставить отзыв давалось только тем пользователям, кто забронировал отель. Что мы делали? В не сезон мы бронировали номера самостоятельно, на одни сутки, после чего спокойно оставляли отзывы. Таким образом мы обеспечили отелю очень хороший рейтинг.

Туристам я посоветовала бы не всегда обращать внимание на рейтинг гостиницы — он может быть завышен или занижен искусственно (знаю случаи, когда по такой же схеме бронировались отели конкурентов и писались ужасные отзывы, не соответствующие действительности).

Про туристов

Я очень люблю русских как нацию, но я не люблю русских как туристов. Вот приходит к тебе человек в магазин, покупает овощи, вежливо общается, а потом этот же самый человек приезжает к тебе в отель как турист и ведет себя совсем по-другому. Я заметила, что туристы из России смотрят на других свысока, мол, «мы тут самые крутые, мы себе путевку купили», но почему-то такие люди не додумываются до того, что здесь точно такие же гости — все они купили путевку.

Приезжающие на курорт россияне редко говорят по-английски, поэтому все их жалобы, скандалы, наезды проходили через меня. Только в отличие от остальных путешественников, русские поскандалят, остынут, а потом приходят извиняться, я знаю, что они не злые, просто своеобразные. Ко мне россияне очень хорошо относились.

Бывали гости, которые как из голодного края, тащили из отеля все — фрукты с завтрака, одноразовые тапочки, а после отъезда одной семьи мы обнаружили пропажу дешевой картины из номера.

Но это все ерунда по сравнению с арабами. Каждый раз, когда жалуюсь на них, мне говорят: «Вы же мусульмане, почему ты их так не любишь». А я отвечаю: «Потому что они свиньи». Вот кто себя чувствует хозяевами жизни, так это они. Денег у них много, а все равно приезжают в отель и просят скидок, потом заселяются в один номер всемером — вдесятером, и так загаживают номер, что впору делать капитальный ремонт. Вот после них точно и ванную приходится отмывать, и унитаз.

Еще очень неприятные поляки. В моем рейтинге проблемных гостей они занимают второе место. Если заселяется к нам семейство поляков, я уже наперед знаю — не будет дня, чтобы без разборок с ними. Ругаются они по любому поводу, то еды мало на завтраке, то интернет не работает, то полотенца им не каждый день меняют (вы дома правда каждый день полотенца меняете?). Кстати, с завтраков поляки постоянно пытаются взять еду с собой, а это запрещено. Раньше у нас в столовой висело объявление о том, что продукты выносить с собой нельзя, на двух языках — английском и турецком, потом повесили еще на польском. Воровать стали поменьше.

Про алкоголь

Почему-то все считают, что сильнее всех пьют русские, а русские, похоже, еще и гордятся этим. Но больших проблем с пьяными русскими у меня не было никогда. Зато было полно проблем с англичанами, они не знают меры и пить не умеют. Сколько раз их тошнило в лифтах, в номерах, в холле, я даже перечислять не буду.

Бывали англичане, которые пьяными представляли опасность для окружающих, провоцировали драки, приставали к девушкам. С ними потом разбиралась полиция.

Про отношения России и Турции

То, что что-то нехорошее намечается в отношениях Турции и России, я предчувствовала за полгода до того, как сбили самолет, и Россия запретила туристам приезжать в Турцию.

Летом 2015 года лицо Владимира Путина по турецкому телевидению можно было увидеть чаще, чем Эрдогана. СМИ постоянно «мочили» Россию за поддержку Башара Асада, утверждали, что Москва спонсирует курдов. Население как будто готовили к тому, что Россия в любой момент может сделать какую-то подлость Турции. И когда военные сбили российский самолет, этот инцидент подавался под соусом «теперь русские перекроют нам газ».

Туристическая отрасль и без того находилась в не лучшем состоянии, а после этих событий турпоток, причем не только из России, остановился. У нас было несколько терактов, в мире распространялась информация, что через Турцию боевики попадают в Исламское государство (запрещенная в России террористическая группировка — ред.), была попытка военного переворота. Неудивительно, что путешественники опасаются приезжать в Турцию.

Поначалу в Стамбуле я хорошо зарабатывала, но потом у хозяина начались проблемы с деньгами, выплаты стали задерживаться, а когда «закрыли Россию», мы по нескольку месяцев сидели без зарплаты. Уйти было некуда — вокруг такая же картина, да и жили и питались мы с коллегами в нашем отеле. Это было, конечно, тяжелое время, но с голоду никто не умер, это самое главное.

О планах на будущее

Сейчас по личным обстоятельствам я вернулась в Кыргызстан. Моя старшая дочь осталась в Стамбуле, она хочет жить в Турции. А я уже сомневаюсь, в моем возрасте хорошо бы иметь постоянный доход и спокойную работу, а это явно не турецкая туристическая отрасль.

Мне удалось накопить немного денег на то, чтобы отдохнуть, прийти в себя и обдумать планы на будущее. Может быть даже вернусь в Россию.

Что ждет туристов в "ковидной" Турции в 2020 году: честный репортаж из Антальи

Полупустые пляжи, маски и еда через стекло – корреспондент Sobesednik.ru узнала, так ли страшен ковид в Турции, как его малюют.

В интернете не утихают споры: опасно ли лететь сейчас отдыхать в Турцию или нет. Ходят слухи, что в стране Эрдогана бушует коронавирус, и реальная статистка по нему замалчивается. Корреспондент Sobesednik.ru отправилась на берег турецкий и увидела все своими глазами.

Всегда быть в маске — судьба моя

Лететь в этом году в Турцию в мое любимое время года, в бархатный сезон было страшно.

Во-первых, жесткие требования Роспотребнадзора, который обязует всех вылетающих за границу регистрироваться на Госуслугах и сдавать по возвращении тест. Во-вторых, слухи о том, что туристов, контактировавших в пути с коронавирусными больными, даже не поселяют в обсерватор (отдых на балконе в Турции все же лучше, чем ничего), а выдворяют в Россию.

Регистрация на сайте Госуслуг и заполнение анкеты для прибывающих из-за границы заняли не десять минут, а добрых полчаса, и хорошо, что я сделала это не в самый последний момент перед тем, как садиться в такси. В турагентстве предупредили заранее: брать в ручную кладь рюкзак больше нельзя по требованию турецкой стороны, пройти на борт можно только с небольшой сумкой, и это печально — как многие туристы, я много всего вожу в ручной клади.

На стойке регистрации — я летела чартерным рейсом «России» – сотрудница аэропорта заглянула мне в сумку и, не найдя там ничего лишнего (можно вести аудио-, видеотехнику, документы), дала добро. Из-за беглого «досмотра» на стойке очередь двигалась чуть медленнее, чем обычно.

На удивление, самолет «России» вылетел минута в минуту, обычно чартеры всегда опаздывают минимум минут на двадцать, но сейчас рейсов мало, и все очень организованно. И в Шереметьево, и в самолете пришлось все время сидеть в маске. Тем, кто ее снимал, бортпроводницы делали замечание.

«Да как мы вашу анкету найдем?!»

По прибытии в Турцию и по возвращении в Россию туристы должны сдать анкеты. По дороге «туда» их принимают бортпроводницы, и не сдать анкету в общем-то не проблема — стюардессы не могут все контролировать, у них и без этих бумажек работы хватает.

Но я честно сдала анкету. Правда, случайно перепутав номер своего места в самолете. Внести поправку не получилось.

– Да как мы вашу анкету найдем?! У нас 500 пассажиров на борту! – развела руками замотанная стюардесса. Я в ответ тоже махнула рукой.

На выдаче багажа один за другим на ленту падали рюкзаки — вероятно, пассажиры планировали взять их в ручную кладь, но им не дали, заставив оплатить как багаж.

В отель меня доставили одну в микроавтобусе, что не могло меня не радовать: чем меньше контактов с другими туристами, тем лучше. Тут просто повезло: как правило, «наши» выбирают отели на «все включено», а я выбрала скромную «тройку» без шведского стола.

«Леди, стоп!»

В отеле сотрудник ресепшена – турок без маски — дал заполнить анкету при вселении и даже не измерил температуру. Впрочем, никакой необходимости в этом не было: в аэропорту у всех прибывающих ее измеряют датчики, и одну туристку с повышенной температурой при мне остановили до прохождения таможни.

– Леди, стоп! Плиз, стоп! – как резаная, кричала турецкая таможенница и бросилась вслед за туристкой.

Дальнейшая судьба русской леди с температурой не известна.

Бесплатные одноразовые маски в отеле мне, увы, не предложили. Отдыхавшая в «пятерке» двумя неделями ранее мама рассказывала, что им всем выдавали голубые маски. В номер заселили сразу, благо свободные номера имелись в наличии: народу немного, по моим ощущениям – отель заполнен на 70%.

«Такого плохого питания раньше не было»

Турецкий завтрак не отличался разнообразием, но самое неприятное — еду накладывал в тарелку турок в маске, который находился за стеклом.

– Я здесь второй раз уже отдыхаю, и такого питания плохого раньше не было, – жаловалась дама в очереди. – Раньше и блюд было больше, и накладывали сами, а сейчас посмотри – он каждый кусочек считает. Вот жадные!

На мой взгляд, это самый распространенный тип русских туристок-«пакетниц» в Турции: женщина 50+ плотного телосложения в широком пляжном платье. Они вечно чем-то недовольны, с надменными лицами и никогда не улыбаются.

Во многих отелях еду накладывают сотрудники отеля за стеклом в маске и перчатках

– А ты воду-то мне с помидорами не клади! Аккуратней давай! – шикнула на турка ее подруга.

Отель открылся всего месяц назад из-за пандемии, и понятно, что владельцы пытаются заработать. Пункт номер один экономии — это питание, которое стало заметно скромнее. Но я знала: еду не в пятизвездочный «Риксос», где этим летом отдыхали российские звезды, и не расстраивалась. Ведь южное море и солнце для всех туристов одинаковы, и в пандемию они никуда не делись.

Пляж находится в 3 километрах, и после завтрака многие рванули на микроавтобус от отеля, на многих были маски.

– Люда, а чего ты сегодня в маске? — вопрошала безмасочная туристка в ярком парео.

– Так ведь сегодня много новеньких, – отвечала та. – Бактериями, что ли, обмениваться с ними будем?

На пляже маски, разумеется, снимают: ходить в «наморднике» при температуре воздуха +33 градуса не очень-то комфортно.

Вообще, сознательность, как мне показалось, друг перед другом демонстрировали многие руссо туристо: приходили на завтраки в масках и даже пробовали держать социальную дистанцию.

На отельном пляже нас, туристов, было мало, от силы человек десять (миниотель). И часто на нашем участке моря купалась и блаженствовала я одна. Снова никаких контактов. Пляжи справа и слева от нашего вообще были пустые, мне невольно вспомнились фотографии переполненных пляжей в Сочи, и я мысленно хвалила себя за то, что не испугалась и не выбрала русский юг, бессмысленный и беспощадный.

В автобусах все в масках, в кафе — без

Анталья — большой город-курорт, его выбирают за возможность бродить по улочкам Старого города и шопиться в брендовых магазинах. Поэтому вечером я, конечно же, рванула из своего тихого пригорода в центр.

– Вас без маски в автобус не пустят, – предупредила меня продавец туров на улице.

Я это и так поняла, переступив порог супермаркета «Мигрос». Заметив, что я без маски, сотрудник тут же повел меня на кассу ее покупать. В Турции персонал магазинов бдительно следит за ношением масок. Водители автобусов, кажется, еще строже: если вы не натянули маску правильно, на нос, то при входе в салон вам обязательно сделают замечание на языке жестов.

В России такое почти не увидишь, а в Турции абсолютно все пассажиры автобуса в масках. Некоторые в одноразовых перчатках или держатся за поручень рукой с бумажной салфеткой.

Турки, как мне показалось, боятся коронавируса. Пожилая пара в супермаркете пропустила меня в узком коридоре, прижавшись к полкам, будто спасаясь от стихийного огня или пролетающей шаровой молнии. Хотя и я, и они были в маске.

Кот: «Надоели вы со своим коронавирусом!»

В центре Антальи примерно половина людей в масках, половина без. Завидев на улице троих полицейских, оперативно снимаю маску с запястья и натягиваю на лицо, но, кажется, они никакого не отлавливают и не штрафуют.

Штраф за отсутствие маски в общественном месте — 900 лир (примерно девять тысяч рублей).

Старый город – главная городская достопримечательность, в нем всегда много людей. Вечером тут начинается самое веселье, в кафе и ресторанах играет живая музыка, отдыхающие пьют, едят и болтают. Все сплошь без масок, никакой специальной рассадки нет, о соблюдении социальной дистанции говорить сложно. Сюда приходят как раз для того, чтобы ее нарушить — завести новые знакомства.

Турецкие ловеласы не пропали с пандемией. Со словами «Ты очень красивая» они знакомятся с нашими дамами и получают свое — секс и деньги. Но не всегда. Наши женщины тоже не лыком шиты — некоторые вычисляют голодранцев на раз и дают от ворот поворот.

– Я ему номер телефона дала, а у него, оказывается, ни квартиры, ни машины нет. Зачем он мне такой нужен?! – сокрушалась 62-летняя туристка из Белоруссии Ольга.

Она, кстати, очень удивлялась, тому, что до «открытия» Турции наши туристы летали в Анталью через Минск. Сами белорусы летают через Киев, так на 200 долларов дешевле.

– У нас в Белоруссии, мне кажется, своих туроператоров нет, одни агентства, которые покупают туры в Украине и в России, – заметила она.

Обходя преграды

На обратном рейсе все повторилось: небыстрая регистрация, но все четко и слаженно, никаких задержек — самолет прилетел в Москву на полчаса раньше. При приземлении нам объявили, что таможенникам надо будет предъявить кюьар-код, его выдают при заполнении анкеты на сайте Госуслуг.

– Вован, у нас проблемы? – занервничала пассажирка на соседнем кресле.

– Прорвемся! – отвечал Вован.

При прохождении паспортного контроля таможенница, заметив, что я пытаюсь отыскать в своем смартфоне кюьар-код, недовольно буркнула:

– Мне ничего предъявлять не надо!

Это не обязанность таможни, их дело – паспорта и визы. На выходе группа людей в белых халатах принимала анкеты.

– Если у вас есть кюар-код, то сдавать анкету не надо, – пояснила сотрудница Роспотребнадзора.

В анкете, впрочем, написать можно все угодно: люди в белых халатах паспортные данные ведь не сверяют, да и вообще проход свободный — можно не сдать и прощайте.

На следующий день я сдала тест на коронавирус в обычной столичной поликлинике. В Москве можно записаться заранее и получить эту услугу бесплатно, а вот туристам из регионов приходится за нее безальтернативно платить и заказывать в частных лабораториях. Вылетавшая вместе со мной Вера из Ижевска очень переживала, что не успеет уложиться в 72 часа, отведенные Роспотребнадзором, и вовремя загрузить результаты теста, ведь ей еще нужно долететь до своего города.

Пожалуй, перспектива штрафа — единственный минус в моей поездке. Как мне показалось, заразиться коронавирусом в Анталье шансов намного меньше, чем в России.

Источник https://ptoday.ru/blog/sluhi-o-zakrytii-turtsii-v-iyule-dlya-turistov-iz-rossii-poyavilis-v-smi/

Источник https://aif.ru/society/people/hudshie_turisty_araby_i_polyaki_ispoved_upravlyayushchey_tureckim_otelem

Источник https://sobesednik.ru/turizm/20201008-chto-zhdet-turistov-v-kovidnoj

Источник